Научно-практический семинар "Криминальные банкротства"

События

23 ноября 2018 года в МГЮА прошел научно-практический семинар «Криминальные банкротства», организованный научно-образовательным центром «Применения уголовного права». Участие в семинаре приняли арбитражные управляющие, адвокаты и юристы, практикующие в области банкротного права. Спикерами мероприятия вступили работники НОЦ – преподаватели МГЮА и ВШЭ Клепицкий И.А., Кочои С.М., Суворов Е.Д., Ляскало А.М., представитель МВД РФ Земцова А.В., адвокаты Пальцева А.В. и Китсинг В.А. Модерировал семинар адвокат Гривцов А.А., экспертами, принявшими участие в дискуссии, были профессоры Рарог А.И., Клепицкий И.А., судья арбитражного суда МО Морхат П.М.
Среди основных тезисов, озвученных на мероприятии, хотелось бы отметить следующие:

1. Увеличение числа банкротств и снижение размера взысканной задолженности.
В 2017 году зарегистрировано 13,5 тыс. банкротств, что на 7,7% больше чем в 2016 году. При этом размер взысканной кредиторской задолженности снизился с 6% до 5%, из 2 трлн. заявленных требований, удалось вернуть лишь 103 млрд. рублей. 
2. Цель банкротства – спасти активы. 
Для России, в отличие от Европы, характерен тренд, когда инициатором банкротства являются не кредиторы, которые, исходя из вышеуказанной статистики, не очень верят в эффективность возврата активов через процедуру банкротства, а сама компания, в лице ее руководства или собственников, пытаясь путем неправомерного вывода активов, создания контролируемой задолженности и др. уйти от исполнения обязательств перед кредиторами и спасти свои активы. Такие банкротства принято называть «криминальными» банкротствами.
3. Низкое число уголовных дел по банкротным составам.
Несмотря на большое количество «криминальных» банкротств и высокий уровень правонарушений, совершаемых при их реализации, количество лиц, осужденных по «банкротным» составам (ст.ст. 195-197 УК РФ) в 2016 году составило 58, в 2017 году – 60 человек. Объяснений этому видится два – сложность доказывания данных составов, в совокупности с отсутствием разъяснений со стороны Верховного суда РФ, а также наличие признаков хищения в рамках банкротных процедур. В результате большинство правонарушений, выразившихся в выводе активов в ходе банкроства, квалифицируется как хищение по ст.ст. 159 УК РФ «Мошенничество» и 160 УК РФ «Присвоение или растрата». При отсутствии корыстного умысла, квалификация происходит по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями». 
4. Хищение и злоупотребление полномочиями в рамках банкротства – совокупность преступлений или конкуренция общей и специальной нормы? 
Интересными для участников стали вступления ученых Ляскало Алексея Николаевича, доцента кафедры уголовного права и криминалистики, а также Кочои Самвела Мамадовича, профессора кафедры уголовного права университета им.О.Е.Кутафина (МГЮА). А.Н. Ляскало рассказал о готовившемся, но так и не принятом постановлении Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о криминальном банкротстве», обратив внимание участников на вопросы, возникшие при его подготовке, такие как момент определения размера ущерба (на момент вывода активов или же на момент окончания конкурсного производства), а также квалификацию хищений и злоупотреблений полномочиями при совершении криминального банкротства. Так, по мнению Ляскало А.Н., статьи УК РФ, предусматривающие ответственность за хищение и злоупотребление правом, совершенное при банкротстве являются общими по отношению к банкротным составам. В связи с чем, согласно правилу конкуренции общей и специальной норм (ч.3 ст.17 УК РФ), должны применяться специальные составы. С этим не согласился профессор Кочои С.М., высказавший мнение о том, что и хищения, и злоупотребления полномочиями, совершенные при банкротстве, должны квалифицироваться как совокупность преступлений. Кстати, при подготовке вышеуказанного постановления Пленума ВС РФ, данную позицию разделили представители академий Генпрокуратуры и МВД РФ, сотрудники АСВ и СК РФ, за конкуренцию норм высказались представители СГЮА (Лопашенко Н.А.) и Генеральной прокуратуры РФ. На мой взгляд не очень логично когда хищение активов квалифицируется по 159 или 160 УК РФ, а хищение, совершенное в рамках банкротства или приведшее к банкротству по 195 или 196 УК РФ.
Подводя итоги прошедшего мероприятия, в первую очередь хочется выразить благодарность НОЦ «Применения уголовного права» за организацию мероприятия, на столь актуальную тему, с участием ведущих специалистов, которые поделились своим видением существующих пробелов и проблем в данной области права. Арсений Бимбинов и Вячеслав Воронин, респект! Также хотелось бы поблагодарить участников за желание учиться, обмениваться опытом и развивать знания в столь сложной и противоречивой отрасли права.