Российско-германский круглый стол "Преступления в сфере экономики: российский и европейский опыт"

События

11 октября состоялся российско-германский круглый стол «Преступления в сфере экономики:российский и европейский опыт».

Организатором мероприятия выступил Научно-образовательный центр применения уголовного права МГЮА им. Кутафина. Впервые помимо работников науки к диалогу были приглашены представители правоохранительных органов и адвокатуры.

Работа круглого стола началась с выступления Уве Хелльманна, заведующего кафедрой уголовного права Потсдамского университета Германии, рассказавшего об ответственности в Германии за экономический шпионаж. Были приведены примеры хищения технологий у европейских компаний, а также высказано сожаление о низком интересе правоохранительных органов к данной категории преступлений.  Даже громкие преступления, причинившие серьезный ущерб компаниям, как правило, либо вовсе не привлекают внимание прокуратуры, либо заканчиваются наказанием в виде штрафа. 

Рагулин Андрей Викторович, адвокат, профессор кафедры уголовного права Университета МВД России, выступил с темой уголовно-правового воздействия на бизнес и рассказал об уголовно-правовых рисках, с которыми сталкивается бизнес в различных сферах своей деятельности. Основными рисками были названы риски в сфере исполнения договорных отношений как между частными, так и государственными компаниями. По мнению Рагулина общее количество уголовных дел экономической направленности, рассмотренных в суде снижается, с чем не согласились представители адвокатуры, отметив, что наоборот, согласно статистике, количество выявленных преступлений и арестованных по ст. 159 УК РФ увеличивается.

Профессор кафедры уголовного права МГЮА им.Кутафина Кочои Самвел Мамадович, высказал сомнение о соответствии текущего законодательного определения хищения потребностям практики, указав на то, что ни корыстная цель, ни безвозмездность в настоящее время не устанавливаются в ходе расследования данной категории преступлений. Ученым было указано на то, что по сути для практики важен лишь факт противоправного изъятия имущества из законного владения одного лица, другим и причинение этим действием ущерба.

Диана Штаге, доктор права Потсдамского университета, выступила с темой привлечения к ответственности за коррупцию в сфере здравоохранения Германии.  В частности, Диана назвала такую проблему, как манипулирование медицинскими учреждениями мнением пациента в собственных интересах и направление его для проведения анализов или прохождения дальнейшего лечения в организации, с которыми имеется неформальная договоренность. Интересным фактом является то, что клиники обязаны согласовывать свои договоры с адвокатскими образованиями на предмет наличия в них коррупционных рисков. Данные новации были введены после выявления сговора на рынке медицинских услуг. 

Кузнецов Александр Павлович, профессор Приволжского института повышения квалификации ФНС России в своем выступлении затронул состав «Уклонение от уплаты налогов» и отметил, что, по его мнению, он имеет некорректные диспозицию и санкцию. Так диспозиция, говорящая об ответственности только за включение недостоверных сведений и неподачу налоговой декларации, позволяет уйти от ответственности лицам подавшим декларацию, но не уплачивающим исчисленный по ней налог. Также Александр Павлович отметил, что сложность исчисления размера причиненного вреда, зависящего от трех составляющих – временной, количественной и пропорциональной, позволяет лицам, совершившим уклонение и вовсе уйти от ответственности.

Доцент кафедры уголовного права и криминалистики Долотов Руслан Олегович в своем выступлении затронул тему «теневого» рефинансирования банками невозвратных кредитов в целях улучшения банковской отчетности и уклонения от претензий со стороны ЦБ РФ. Руслан Олегович отметил, что на практике такие действия квалифицируются по ст. 159 УК РФ, с чем он не может согласиться ввиду отсутствия причиненного вреда. Дело в том, что при такой схеме рефинансирования деньги формально изымаются у банка по фиктивному договору займа и это является обманом, но они тут же возвращаются на счета этого же банка под видом оплаты по другому кредиту. Вред, по мнению докладчика, будет причинен лишь в момент банкротства банка, произошедшего ввиду таких сделок рефинансирования и квалифицировать такие действия необходимо по ст.201 УК РФ, поскольку отсутствует корыстная цель. 

С темой «Безвозмездность в хищении» выступил адвокат МКА «Князев и партнеры» Китсинг Владимир Арвувич. По мнению адвоката признак безвозмездности является устаревшим и лишь вводит правоприменителей в заблуждение. По мнению таких ученых как Клепицкий И.А., Кочои С.М. и Яни П.С., а также судьи КС РФ Кононова А.В., безвозмездность не должна иметь расиширительного толкования и может означать лишь отсутствие возмещение. Однако в теории присутствует такое понятие как частичная безвозмездность, подразумевающая под случаи, когда имеет место быть возмещение, но не эквивалентное изъятому имуществу. Еще больше путаницы в понятие безвозмездности добавил Пленум ВС РФ, который в своем постановлении № 4 от 11.07.72 г., отметил, что изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, должно квалифицироваться по полной стоимости изъятого, без учета стоимости возмещения. Проблема в том, что Пленум ВС РФ в своем постановлении №51 от 27.12.07 г. данную формулировку изложил не только в отношении присвоения, но и мошенничества. На практике уже появляются случаи, когда поставка товара по завышенной стоимости трактуется как замена имущества менее ценным и, помимо того, что стоимость похищенного исчисляется исходя из полной стоимости изъятого имущества, так и размер ущерба определяется равным размеру похищенного без учета поставленного товара. Адвокатом Владимиром Китсингом было предложено убрать признак безвозмездности из определения хищения, как это сделано, например, в уголовном праве Германии. 

_U4V0453.jpg_U4V0571.jpg

_U4V0585.jpg_U4V0860.jpg

8Z5A1072.jpg_U4V0948.jpg_U4V0494.jpg8Z5A1055.jpg8Z5A1005.jpg8Z5A0889.jpg_U4V0868.jpg_U4V0625.jpg